Очки или контактные линзы? — история очкарика

Очки или контактные линзы? - история очкарика

Сменить привычные очки на контактные линзы меня, а вернее маму, несгибаемо стоявшую на страже моего здоровья, убедила металлическая линейка, спружинившая мне в правый глаз, когда я учился в седьмом классе. Очки защитили от разящей стали, но вот осколки стекла доктор вынимал, умиляясь легкости исхода. Глаз не пострадал, и очень скоро я примерил свою первую пару линз. Это были простенькие чешские линзы, но очкарики меня поймут, что значит избавиться от вечного хомута на носу или беспомощно протирать то и дело запотевающие стекла зимой. А о пляже, по которому я брел, интуитивно переступая через тела загорающих, с трудом разбирая дорогу к заветному лежаку, на котором я оставил очки, даже вспоминать противно…

контактные линзыВпрочем, месяц или два пришлось еще отвыкать от себя в очках. Рука еще долго непроизвольно тянулась к переносице, чтобы поправить несуществующие очки, а борозды (иначе их не назовешь) за ушами, которые выдавили своими дужками очки, держась за мой череп восемь лет, остались и по сей день. Правда, все знакомые, как сговорившись, утверждали, что в очках было гораздо лучше, но это чепуха, и я носил свое «новое» лицо с гордостью селянина, напялившего мундир ассенизационных войск времен позапрошлой войны.

Глупо, конечно, утверждать, что у контактных линз нет недостатков. Попробуйте не снимать линзы дневного ношения трое суток, и жестокий конъюнктивит заставит вас несколько дней скулить в темной зашторенной комнате. Линзы не признают небрежного ухода, и любая пылинка, оказавшаяся между глазом и линзой, будет жечь покруче раскаленного угля. Нырять с открытыми глазами уже не получится, а любой аэрозольный баллончик станет для вас лютым врагом. Коварные фреоны тоже имеют подлое свойство оседать на ваших линзах лишая их эластичности и прозрачности. Однажды меня чуть не хватил удар, когда за кулисами нашего студенческого театра три мои партнерши по пьесе в метре от меня дали залпы из флаконов с лаком для волос. А сколько раз я шокировал случайных попутчиков в купе поезда манипуляцией выковыривания линз, рискуя услышать: «А что у тебя еще съемное?»

Можно приводить много доводов «за» и «против», но чаша весов, на которой лежат мои контактные линзы, перевесит чашу с любыми элитными, шикарными, помпезными очками.

И еще…

Мы познакомились на нудной вечеринке моего друга, и я уже битых три часа плавился в лучах ее зеленых глаз. Сказать, что она необыкновенно красива, у меня не повернется язык. Я почти сразу заметил знакомый ободочек вокруг этих зеленых океанов, и это меня полностью убедило, что у нас много общего. И надо было найти, чего такого общего у нас есть еще. Она же с характерной женской легкомысленностью не заметила в моих глазах ничего родственного, но симпатия ко мне проступала в ее поведении все четче и четче. Мы ухитрились сбежать и остаток дня погулять по вечернему Киеву. Потом были стандартно-романтичные шампанское и свечи…

И вот настал момент, когда она сказала, что уже поздно и ей пора… Уверенности в ее голосе не было, и я понял, что ее сдерживают лишь воспитание и чувство собственного достоинства. Бросить что-нибудь вроде: «Один раз живем», — я боялся как мышки, грызущей детонатор. Поэтому пропустил ход и чуть-чуть отрегулировал грусть в глазах. Она вздохнула и сказала: «Знаешь, у меня линзы, и мне в любом случае нужно ехать домой, чтобы снять их на ночь. Это обязательно». Можете представить, с какой торжественностью я поставил перед ней свой запасной контейнер и флакон с физраствором. Обалдевший от последовавшего за этим поцелуя, я наблюдал, как она шествовала в ванную. «Надеюсь, у тебя есть «Детское» мыло?» — спросила она уже оттуда. «Да», — выпалил я и мысленно произнес в адрес своих линз: «Спасибо, ребятки, не знаю, что бы я без вас делал». «Да ладно, мужик, — буркнули они в ответ. — Ты только это… на ночь нас сегодня не снимай…»